«Голливуд – Азия». Эксклюзивное интервью Брэда Питта для нового проекта АКИpress и Асель Шерниязовой

13 марта 2020, 14:42

«Культура» (АКИpress) -  АКИpress совместно с Асель Шерниязовой представляют новую рубрику «Голливуд – Азия».

«Голливуд – Азия», автором которой является Асель Шерниязова, представляют самую актуальную и важную творческую и деловую информацию, связанную с мировым кинематографом, а также все последние новости киноиндустрии и события из Голливуда.

Асель представит эксклюзивные видеоролики и интервью со звездами, а также расскажет о своих встречах с одними из самых выдающихся, талантливых людей, работающих в настоящее время за кулисами кинематографии, такими как продюсеры, режиссеры, кинематографисты, дизайнеры, кастинг-директора и редакторы. Кроме того, она расскажет об уникальных историях успеха топ-менеджеров в области киножурналистики, продаж и проката, маркетинга, связей с общественностью, управления талантами, театрального проката и организации кинофестивалей.

    • Асель Шерниязова – управляющий директор Азиатского кинофестиваля в Лос-Анджелесе, отвечает за программу фильмов фестиваля.
      Асель Шерниязова
Поздравляем Брэда Питта с наградой «Оскар» за роль второго плана. Эксклюзивно для рубрики интервью провел Сергей Рахлин, член Голливудской ассоциации иностранной прессы, организующей «Золотой Глобус», и поговорил с ним о роли харизматичного каскадера «Однажды в Голливуде». Желаем Брэду Питту дальнейших успехов и много интересных ролей, достойных высших наград.

На фото Сергей Рахлин и Брэд Питт:

Сергей Рахлин и Брэд Питт


- Как Вы готовились к своему появлению на крыше дома без рубашки? Что вам пришлось предпринять для этой сцены?

- Хм, вы знаете, я смотрю на это с точки зрения своего персонажа. Но в этом фильме я играю каскадера, поэтому должен быть в лучшей форме. Поэтому я стараюсь правильно питаться во время съемок, делать физические упражнения и, пожалуй, все на этом. А когда все заканчивается, то можно опять есть еду из «Shake Shack» [сеть ресторанов быстрого питания] и пиццу (смеется).

- Голливуд сотрудничает с тысячами каскадеров, многие из которых мечтают однажды стать знаменитыми. Сыграв роль каскадера Клиффа, что Вы можете сказать о славе и насколько преходящей она может быть и каково это сотням таким, как Клифф, стараться преуспеть в Голливуде?

- Мы говорим о каскадерах или актерах?

- Об актерах. В Голливуде полным-полно каскадеров, которые тоже стремятся стать звездами. Какие у Вас соображения возникают о славе и успехе в Голливуде после Вашей роли Клиффа?

- Знаете, я смотрел фильм, и там были Лео, я и Марго, другие актеры, около 100 людей на площадке, в целом 300 людей, задействованных в создании фильма. И Квентину удалось очень хорошо показать то, что происходит, когда заканчивается работа, особенно на примере Клиффа, когда ты уже гонишься за следующей работой. И так обстоят дела в киноиндустрии. Ты пытаешься все время быть в деле. Сейчас я говорю преимущественно о съемочной группе. Замечательные вещи происходят благодаря потоковому вещанию. Все больше людей, талантливых писателей, режиссеров, актеров получают возможности, которых раньше и в помине не было. Поэтому мы наблюдаем сейчас взрыв талантов. Как актер я вижу много других замечательных актеров. Поэтому я думаю, в наше время потокового вещания мы увидим еще больше талантов.

- Марго Робби рассказывала, когда она впервые увидела себя на киноафише. Когда Вы себя увидели? Где это случилось и что Вы почувствовали?

- Я не помню, честно. Очень забавно, но никак не могу вспомнить.

- Взаимоотношения с дублером-каскадером. Были ли у Вас особенные дружеские отношения с кем-нибудь из них? Если да, то в каком фильме?

- Я с большим уважением отношусь к дублерам-каскадерам. Я их люблю, так как они делают трудную часть работы, а я сижу в трейлере (смеется). Поэтому я более чем счастлив. Я противоположность моего друга Тома... Но сейчас все по-другому. Раньше все это было, например, Стив Маккуин и Бад Экинс – исторические напарники. Они работали вместе на протяжении всей карьеры. Бад Экинс делает прыжок на мотоцикле через ограждение высотой более двух метров в фильме «Большой побег» или участвует в погоне. Он, Стив и Буллит [персонаж одноименного американского фильма в жанре полицейского триллера]. Знаете, режиссеры больше полагались на него. И они полагались больше друг на друга. Сейчас все по-другому, своего рода переходный момент. Мы больше полагаемся на координаторов каскадерской группы, у которых есть своя команда. Возможно потому, что в наши дни много моментов с перспективой судебных разбирательств. И эти потрясающие группы выполняют всю трудную работу, как, например, Зои Белл и ее команда – они удивительные. Но за этим стоит дружба, которая все еще есть у нас. Я думаю, что у меня была пара каскадеров-дублеров за 30 лет. Настоящие близкие друзья, с которыми необязательно о чем-то говорить. И такие же товарищеские отношения были между Риком и Клиффом, насколько мы с Лео понимаем.

- Мы наблюдали за тем, как Вы стали кинозвездой большой величины. И Вы один из последних. Если посмотреть на афишу этого фильма, то возникает ощущение, что у последующих поколений не будет таких героев. Каково Вам на этом пути?

- Мы словно супермодели 80-х годов (смеется).

- Можете Вы прокомментировать персонаж Лео и то, как люди отчаянно пытаются совладать с процессом старения и преуспевания в карьере? Как с этим справляться?

- Думаю, все дело в собственном достоинстве и в чем находить его выражение. Будь то Марго, Лео или мой персонаж, Шэрон, Рик или Клифф. У каждого своя человеческая природа. Шэрон – воплощение надежды, с оптимизмом смотрящая в будущее. Рик со всеми его сомнениями и метаниями ставит все свое достоинство на то, что все завершается, в противопоставлении тому, что он испытывает. А Клифф принимает все, что случается и старается получить максимум от того, что имеет и знает, что он со всем разберется. Так в чем мы черпаем собственное достоинство? Зачастую мы оказываемся в сложной ситуации, особенно в нашей индустрии, это очень обманчивая тропа. Когда мы пытаемся сопоставить собственное достоинство тому, что представляют собой вещи. Это само по себе поверхностные искания. Нужно сфокусироваться на том, что внутри. Ваши личные отношения, что происходит на данный момент… Вот что я думаю на этот счет.

- Данный фильм о дружбе. Интересно, кто Ваш лучший друг?

- Ну, у меня есть друзья, но я не буду называть имен. С кем-то я дружу на протяжении 30 лет, мне очень повезло повстречать их, когда я только начинал карьеру. Это группа друзей, не единственный друг. И это самое ценное… это даже больше чем дружба. Это настоящая любовь, взаимная. Я очень благодарен за это. Но не буду называть имен, они заслуживают уважения частной жизни или свободы.

- Вы выглядите счастливым и здоровым. Что делает Вас счастливым и здоровым? Но также хотелось бы затронуть тему получения роли в обмен на секс. Вам приходилось сталкиваться с чем-то подобным?

- Кастинг через постель? Когда я только начинал, встречал пару-тройку хищников. Когда ты очень уязвим, когда ты еще не начал работать, люди наиболее в зависимом положении, особенно когда ты не подозреваешь о таком. Разные вещи говорят. И да, я сталкивался с такими людьми...

- Как Вы с этим справились, будучи молодым человеком?

- Не знаю, как у меня получилось. Я никоим образом не сравниваю себя с опытом других, вскрывшимся за последние несколько лет. Я лишь только говорю, что такое имело место быть. Но меня как-то притягивало к действительно хорошим людям, которые лучше меня разбирались в этой индустрии или были мудрее меня по жизни. И это сыграло важную роль. Не хотелось бы много времени тратить на эту тему, но я считаю, что сейчас происходит рекалибровка на протяжении последних двух лет. Это то, что нужно.

- Один из интересных моментов в фильме, когда Ваш герой появляется на ранчо. Каково было сниматься в этой сцене? Сколько времени на это потребовалось?

- Вы знаете, это попало в фильм, потому что это был ужасный момент в истории. Может произойти что угодно. И это опасно. Находиться там было странно. Место съемок было неподалеку от настоящего ранчо Спана, которое сожгли с того момента. Было жутковато. Не знаю, насколько это было мое проецирование и проецирование съемочной группой этого кошмара из истории, но оно превалировало. Все было наэлектризовано и было хорошо убраться оттуда.

- То, как Клифф относится к жизни, водит машину, разговаривает с людьми и открыт для них, охарактеризовало бы его как бесстрашного человека c налетом заносчивости. Насколько бесстрашны Вы?

- Если говорить о бесстрашии как о восхождении на Эверест или прыжках с «тарзанки», меня это больше не интересует. Для меня бесстрашие - это способность открыто или откровенно высказаться. И я все еще нащупываю свой путь. Но Клифф, Вы правы, это его наилучшее объяснение. В нем есть еще нечто дьявольское. Он как будто бы ищет наилучшее в людях, но ожидает худшее. И он спокойно отнесется к тому, если люди хотят вырыть собственную могилу… Когда-то мы говорили: дайте людям веревку достаточной длины, и они повесятся. Да, именно так он и отнесется к такому: абсолютно спокойно.

- У Клиффа должно быть много шрамов на теле, так как он каскадер. Скажите, какой шрам на Вашем теле может рассказать наилучшую историю о Голливуде?

- Не уверен, способны ли они вообще рассказать хорошую историю. Ничего хорошего. Один я заполучил, играя в бейсбол еще ребенком. Мяч попал мне в голову и отскочил… У меня есть каскадеры, они мне нравятся. И все эти вождения машиной, за рулем которой я на самом деле не сидел (смеется).

- У вас есть собственный Рик?

- Да, он меня не сопровождает повсюду, но да, он есть.

- Сцена с Брюсом Ли… Вам нравится Брюс Ли?

- Да мне очень нравится Брюс Ли. Он остается кумиром с тех времен. И я расскажу Вам кое-что о Майке Мо. Его история – квинтэссенция Голливуда. Майк Мо, который сыграл роль Брюса Ли, просто потрясающий. Он был актером, потом создал семью, появились дети, он решил, что больше не может оставаться в индустрии. Нужно было содержать семью, и он уехал в Висконсин, кажется. Там открыл школу единоборств. А когда услышал об этой роли, подал на нее. И его взяли, он вернулся и сыграл роль.

- Можете рассказать о своем отношении к ресторану «Муссо и Франк». Вы сняли там несколько фильмов. Это место, где вы проводите деловые встречи? Или место для свиданий?

- Забавно. В самом начале, да, там проходило много деловых встреч. Я живу в 7 минутах от ресторана. Моей последней деловой встречей там стало обсуждение сценария для одного фильма. Я встречался с одним парнем, у нас были совершенно разные варианты, и мы не смогли убедить друг друга и расстались ни с чем. Я думаю, это была моя последняя деловая встреча в этом ресторане. Ну а если для свиданий, то можно найти и получше (смеется). Там хорошо посидеть в конце рабочего дня, попить коктейль.

- Когда Вы слышите «Голливуд», что приходит Вам в голову? Какое самое любимое место у Вас в Голливуде?

- Ну, я живу в Голливуде, то есть это и есть мое любимое место. Я живу практически под вывеской. Я ее вижу… Голливуд для меня – это место, где рассказываются истории, и какая-то наша часть раскрывается в них, они заставляют нас смеяться или показывают какими нам следует быть, это как микроскоп для человеческой натуры. Вот что значит Голливуд для меня.

- Есть ли хоть доля правды в фейковых новостях о Вас? Я читал, что Вы не хотите больше сниматься. Это правда? Что значит быть актером для Вас сейчас?

- Нет ни капли правды. Я получаю большое удовольствие от съемок. Кто-то уже спрашивал меня, собираюсь ли я перестать сниматься. И я сказал: «Нет-нет». А они мне говорят: «Вы заявили об этом в Австралии». Я им отвечаю: «Нет, я так не говорил». Они не соглашаются: «Именно так вы сказали». А я им отвечаю: я был там сам и знаю точно, что ничего подобного не говорил (смеется). Ну то есть я в курсе подобных историй и прекрасно понимаю, что это означает. Ведь это большая ответственность, ты бросаешь свою семью, иногда съемки фильма могут занимать от 3 до 6 месяцев. Съемки 14 часов в день – не редкость. И эти вождения машины. Я хочу сказать, что это игра для человека помоложе. И когда мы стареем, получаем роли все реже. Я бы хотел сниматься настолько долго, насколько мне дадут такую возможность.

- Вам все еще нравится сниматься?

- О да, мне все еще нравится это. Очень. И нравятся люди, с которыми я работаю. И это очень важно для меня. Это как с кем ты собираешься провести время и на что его собираешься потратить.

- Вы впервые работали с Лео.

- Даа…

- Ну и как это было с ним работать? Вам понравилась совместная работа? Вы стали друзьями?

- Нее, не совсем (смеется).

- Понятно…

- Его переоценивают (смеется). Шучу, он крутой парень и я его очень уважаю за его работу, за след, который он оставил в кино. Его вклад – выдающийся. И знаете со всеми трудностями профессии, давлением, которое испытываешь, и грузом ответственности, это не просто. Когда есть кто-то уровня Лео, ты знаешь, что на него можно полностью положиться и это большое облегчение. Мы примерно в одно время появились. Мы оба выросли примерно в одной экосистеме киноиндустрии. Нам обоим пришлось пробивать себе дорогу и выживать. Когда я говорю выживать, я имею в виду то, что эта индустрия может тебя прожевать и выплюнуть очень быстро. И при этом нужно находить выходы из ситуации. Я с большим уважением отношусь к тому, что он выбирал и что сделал. И поэтому у нас есть нечто общее… и работа над этим фильмом, этой историей, понимание этой дружбы, этой индустрии, которую мы любим и ненавидим и преклоняемся в конечном итоге. В городе, который мы любим и ненавидим, и все-таки боготворим. Это все было машинально. Было очень-очень комфортно работать с самого первого дня съемок. И это о многом говорит. Такое не подделаешь.

- Какие 3 вещи вам нравятся больше всего в том периоде времени? Места или еда?

- Мне нравится музыка. Мне нравится одежда. И мне нравятся машины. Что, слишком примитивно? (смеется). Кроме музыки конечно. И да! Мне нравятся фильмы тоже! Это было замечательное время.


#голливуд азия  #брэд питт  
Комментарии
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
×